Preview

Бюллетень сибирской медицины

Расширенный поиск

Влияние диборнола-ГЭК на электрофизиологические параметры в период восстановления кровотока в миокарде кролика

https://doi.org/10.20538/1682-0363-2018-4-6-15

Полный текст:

Аннотация

Введение. Диборнол-ГЭК, водорастворимый лекарственный препарат на основе производного 2,6-диизоборнил-4-метилфенола диборнола, конъюгированного гидроксиэтилкрахмалом, способен снижать возникновение и тяжесть аритмий при превентивном внутривенном введении. Однако о данных, способен ли препарат снижать аритмогенность миокарда при его введении в момент уже развившейся ишемии, не известно.

Цель работы – исследование влияния препарата диборнола-ГЭК на электрофизиологические показатели сердца кролика в период восстановления кровотока в миокарде.

Материалы и методы. В модели острой ишемии (реперфузии) сердца кролика изучено действие диборнола-ГЭК (80 мг/кг массы тела животного) на электрофизиологические показатели, характеризующие аритмогенность миокарда (глобальная и пограничная дисперсии реполяризации, длительность интервала «активация–восстановление») в период восстановления кровотока. У нативных кроликов (контрольная группа, n = 9) и кроликов, получавших внутривенно диборнол-ГЭК (на 25-й мин окклюзии, опытная группа, n = 6), в модели острой ишемии (реперфузии) в 64 униполярных эпикардиальных отведениях измерены интервалы «активация – восстановление», величина глобальной и пограничной дисперсии.

Результаты. Введение диборнола-ГЭК не приводило к изменению электрокардиографических параметров кроликов. К 30-й мин коронарной окклюзии на электрокардиограмме у животных контрольной и опытной групп выявлено укорочение интервалов RR, QT, QTc (p < 0,05). У животных обеих групп к 30-й мин ишемии глобальная дисперсия реполяризации увеличилась (p < 0,05), пограничная дисперсия реполяризации также увеличилась (p < 0,05) за счет уменьшения длительности интервалов «активация – восстановление» в ишемизированной зоне (p < 0,05). В период 30-минутной реперфузии величина глобальной дисперсии реполяризации не изменялась у животных обеих групп, а величина пограничной дисперсии реполяризации у контрольных кроликов уменьшилась (p < 0,05), в то время как у кроликов, которым вводили диборнол-ГЭК, нет.

Заключение. Значения глобальных и пограничных дисперсий реполяризации у кроликов экспериментальной группы не отличались от значений животных в контрольной группе. Поэтому введение диборнола-ГЭК непосредственно перед реперфузией не приводит к уменьшению дисперсии реполяризации, увеличенной в результате острого ишемического повреждения миокарда.

Об авторах

М. А. Вайкшнорайте
Институт физиологии (ИФ) Коми научного центра (НЦ) Уральского отделения (УрО) Российской академии наук (РАН)
Россия

Вайкшнорайте Марина Альвирасовна, кандидат биологических наук, старший научный  сотрудник, лаборатория физиологии сердца

167982, г. Сыктывкар, ГСП-2, ул. Первомайская, 50



В. А. Витязев
Институт физиологии (ИФ) Коми научного центра (НЦ) Уральского отделения (УрО) Российской академии наук (РАН)
Россия

Витязев Владимир Александрович, кандидат биологических наук, старший научный  сотрудник, лаборатория физиологии сердца

167982, г. Сыктывкар, ГСП-2, ул. Первомайская, 50



Н. А. Вахнина
Институт физиологии (ИФ) Коми научного центра (НЦ) Уральского отделения (УрО) Российской академии наук (РАН)
Россия

Вахнина Надежда Алексеевна, кандидат биологических наук, старший научный  сотрудник, отдел ýкологической и медицинской физиологии

167982, г. Сыктывкар, ГСП-2, ул. Первомайская, 50



В. Д. Шадрина
Институт физиологии (ИФ) Коми научного центра (НЦ) Уральского отделения (УрО) Российской академии наук (РАН)
Россия

Шадрина Вера Дмитриевна, кандидат химических наук, старший научный  сотрудник, отдел ýкологической и медицинской физиологии

167982, г. Сыктывкар, ГСП-2, ул. Первомайская, 50

 



М. А. Торлопов
Институт химии (ИХ) Коми научного центра (НЦ) Уральского отделения (УрО) Российской академии наук (РАН)
Россия

Торлопов Михаил Анатольевич, кандидат химических наук, старший научный  сотрудник, лаборатория химии растительных полимеров

167982, г. Сыктывкар, ГСП-2, ул. Первомайская, 48

 



И. Ю. Чукичева
Институт химии (ИХ) Коми научного центра (НЦ) Уральского отделения (УрО) Российской академии наук (РАН)
Россия

Чукичева Ирина Юрьевна, доктор химических наук, главный научный сотрудник, лаборатория органического синтеза и химии природных соединений

167982, г. Сыктывкар, ГСП-2, ул. Первомайская, 48



А. В. Кучин
Институт химии (ИХ) Коми научного центра (НЦ) Уральского отделения (УрО) Российской академии наук (РАН)
Россия

Кучин Александр Васильевич, член-корреспондент РАН, доктор химических наук, заведующий лабораторией органического синтеза и химии природных соединений

167982, г. Сыктывкар, ГСП-2, ул. Первомайская, 48



Список литературы

1. Jeong E.M., Liu M., Sturdy M., Gao G., Varghese S.T., Sovari A.A. Metabolic stress, reactive oxygen species, and arrhythmia. J. Mol. Cell. Cardiol. 2012; 52 (2): 454–463. DOI: 10.1016/j.yjmcc.2011.09.018.

2. Оpie L.H. Reperfusion injury and its pharmacological modification. Circ. 1989; 80 (4): 1049–1061. DOI: 10.1161/01.CIR.80.4.1049.

3. Abuja P.M., Albertini R. Methods for monitoring oxidative stress, lipid peroxidation and oxidation resistant of lipoproteins. Clin. Chim. Acta. 2001; 306 (1–2): 1–17. DOI: 10.1016/S0009-8981(01)00393-X.

4. Bolli R. Oxygen-derived free radicals and myocardial reperfusion injury: an overview. Cardiovasc. Drugs Ther. 1991; 5 (2): 249–268. DOI: 10.1007/BF00054747.

5. Han J., Moe G.K. Nonuniform recovery of excitability in ventricular muscle. Circ. Res. 1964; 14: 44–60. DOI: 10.1161/01.RES.14.1.44.

6. Salama G., Kanai A.J., Huang D., Efimov I.R., Girouard S.D., Rosenbaum D.S. Hypoxia and hypothermia enhance spatial heterogeneities of repolarization in guinea pig hearts: analysis of spatial autocorrelation of optically recorded action potential durations. J. Cardiovasc. Electrophysiol. 1998; 9 (2): 164–183. DOI: 10.1111/j.1540-8167.1998.tb00897.x.

7. Sedova K.A., Bernikova O.G., Azarov J.I., Shmakov D.N., Vityazev V.A., Kharin S.N. Effects of echinochrome on ventricular repolarization in acute ischemia. Journal of Electrocardiology. 2015; 48 (2): 181–186. DOI: 10.1016/j.jelectrocard.2015.01.003.

8. Плотников М.Б., Иванов И.С., Смольякова В.И. Антиоксидантная активность производного o-изоборнилфенола при ишемии головного мозга у крыс. Вопросы биологической, медицинской и фармацевтической химии. 2010; 8 (5): 23–25.

9. Logvinov S.V., Plotnikov M.B., Zhdankina A.A., Chernysheva G.A., Smol’yakova V.I., Ivanov I.S., Kuchin A.V., Chukicheva I.Yu., Varakuta E. Yu. Structural Changes in the Choroidoretinal Complex of the Eye in Total Transient Cerebral Ischemia and Their Correction. Neuroscience and Behavioral Physiology. 2012; 42 (9): 1019–1023. DOI: 10.1007/s11055-012-9672-1.

10. Смольякова В.И., Щетинин П.П., Плотникова Т.М., Кучин А.В. Эндотелийпротективная активность диборнола в условиях модели ишемии/реперфузии миокарда. Медицинские науки. Фундаментальные исследования. 2014; 7: 790–794.

11. Плотникова Т.М., Чернышева Г.А., Смольякова В.И., Щетинин П.П., Кучин А.В., Чукичева И.Ю., Плотников М.Б. Гемореологические ýффекты диборнола в условиях модели ишемии/реперфузии миокарда. Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 2014; 157 (2): 173–176. DOI: 10.1007/s10517-014-2527-8.

12. Plotnikova T., Plotnikov M., Chernysheva G., Smol’yakova V., Shchetinin P., Kuchin A., Chukicheva I. The antiarrhythmic effect of 4-methyl-2,6-diisobornylphenol in myocardial ischemia/reperfusion. Key Engineering Materials. 2016; 683: 469–474. DOI: 10.4028/www.scientific.net/kem.683.469.

13. Власов П.С., Сергеева О.Ю., Домнина Н.С., Чукичева И.Ю., Буравлёв Е.В., Кучин А.В. Макромолекулярные антиоксиданты на основе полисахаридов и производных 2,6-диизоборнил-4-метилфенола. Химия природных соединений. 2012; (4): 481–484.

14. Шаталов Д.О., Кедик С.А., Панов А.В., Айдакова А.В., Сиситкина О.Е., Бирюлин С.И., Торлопов М.А., Буравлев Е.В., Чукичева И.Ю., Кучин А.В. Разработка лекарственного препарата для лечения и профилактики сердечно-сосудистых заболеваний / Тезисы докладов X Всероссийской конференции «Химия и медицина» с Молодежной Научной Школой (1–6 июня 2015 г.): 2015: 210–212.

15. Плотников М.Б., Алиев О.А., Сидехменова А.В., Кучин А.В., Чукичева И.Ю., Торлопов М.А., Буравлёв Е.В. Средство, улучшающее реологические свойства крови. Патент РФ № 2546297. 10.04.2015. Бюл. № 10.

16. Плотников М.Б., Иванов И.С., Смольякова В.И., Чернышева Г.А., Кучин А.В., Чукичева И.Ю., Краснов Е.А. Антиоксидантная активность производного О-изоборнилфенола при ишемии головного мозга у крыс. Вопросы биологической, медицинской и фармацевтической химии. 2010; 8 (5): 23–25.

17. Щетинин П.П. Влияние антиоксидантной терапии на выживаемость крыс в в условиях моделированной острой ишемии/реперфузии миокарда. Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2015; 12 (7): 54–56.

18. Чернышева Г.А., Смольякова В.И., Плотников М.Б., Яновская Е.А., Гурто Р.В., Удут В.В., Кучин А.В., Чукичева И.Ю. Фармокинетика фенольного антиоксиданта 4-метил-2,6-диизоборнилфенола при внутривенном введении. Экспериментальная и клиническая фармакология. 2011; 74 (9): 20–22.

19. Opthof T., Coronel R., Wilms-Schopman F.J., Plotnikov A.N., Shlapakova I.N., Danilo P.Jr., Rosen M.R., Janse M.J. Dispersion of repolarization in canine ventricle and the electrocardiographic T wave: Tp-e interval does not reflect transmural dispersion. Heart Rhythm. 2007; 4: 341–348. DOI: 10.1016/j.hrthm.2006.11.022.

20. Carlsson L., Abrahamsson C., Andersson B., Duker G., Schiller-Linhardt G. Proarrhythmic effects of the class III agent almokalant: importance of infusion rate, QT dispersion, and early afterdepolarizations. Cardiovasc. Res. 1993; 27 (12): 2186–2193. DOI: 10.1093/cvr/27.12.2186.

21. Millar C.K., Kralios F.A., Lux R.L. Correlation between refractory periods and activation-recovery intervals from electrograms: effects of rate and adrenergic interventions. Circulation. 1985; 72 (6): 1372–1379.

22. Sedova K.A., Goshka S.L., Vityazev V.A., Shmakov D.N., Azarov J.E. Load-induced changes in ventricular repolarization: evidence of autonomic modulation. Can. J. Physiol. Pharmacol. 2011; Dec. 89 (12): 935–944. DOI: 10.1139/y11-098.

23. Щетинин П.П. Противоаритмическая активность диборнола в условиях модели острой ишемии и реперфузии миокарда. Бюллетень сибирской медицины. 2013; 12 (3): 153–156.

24. Aiello E.A., Jabr R.I., Cole W.C. Arrhythmia and delayed recovery of cardiac action potential during reperfusion after ischemia. Role of oxygen radical-induced no-reflow phenomenon. Circ. Res. 1995; Jul. 77 (1): 153–162. DOI:10.1161/01.RES.77.1.153.


Для цитирования:


Вайкшнорайте М.А., Витязев В.А., Вахнина Н.А., Шадрина В.Д., Торлопов М.А., Чукичева И.Ю., Кучин А.В. Влияние диборнола-ГЭК на электрофизиологические параметры в период восстановления кровотока в миокарде кролика. Бюллетень сибирской медицины. 2018;17(4):6-15. https://doi.org/10.20538/1682-0363-2018-4-6-15

For citation:


Vaykshnorayte M.A., Vityazev V.A., Vahnina N.A., Shadrina V.D., Torlopov M.A., Chukicheva I.Y., Kuchin A.V. Influence of dibornol-HES on electrophysiological parameters in the period of restoration of blood flow in rabbit myocardium. Bulletin of Siberian Medicine. 2018;17(4):6-15. (In Russ.) https://doi.org/10.20538/1682-0363-2018-4-6-15

Просмотров: 385


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1682-0363 (Print)
ISSN 1819-3684 (Online)