Preview

Бюллетень сибирской медицины

Расширенный поиск

Магнитно-резонансная томографическая оценка абдоминальной жировой ткани и состояние брюшной аорты у пациентов с ишемической болезнью сердца: связь с нарушениями метаболизма

https://doi.org/10.20538/1682-0363-2021-3-95-104

Полный текст:

Аннотация

Цель. Изучение потенциальных взаимосвязей количественных характеристик висцеральной и подкожной жировых тканей (ЖТ) с антропометрическими показателями ожирения, нарушениями метаболизма и состоянием брюшного отдела аорты у пациентов с хронической ишемической болезнью сердца (ИБС).
Материалы и методы. В исследовании приняли участие 55 пациентов (средний возраст 61,2 ± 7,2 лет) с хронической ИБС. Магнитно-резонансную томографию выполняли на 1,5 Т магнитно-резонансном томографе в Т2-взвешенных спин-эхо режимах. Расчет площади и объема абдоминальных подкожной (ПЖТ) и висцеральной ЖТ (ВЖТ) проводился на уровне L4–L5, а также измерялся общий объем абдоминальных ПЖТ и ВЖТ. В сыворотке крови исследовали показатели липидного и углеводного метаболизма и состояние адипокинового профиля.
Результаты. В ходе множественного линейного регрессионного анализа установлены независимые детерминанты вариабельности общего объема абдоминальной ВЖТ, которые описывают 95% вариабельности этого показателя: окружность талии (ОТ), содержание в крови холестерола липопротеинов высокой плотности (ХС-ЛВП) и адипонектина. Уровень значимости модели составил p < 0,000001, остатки модели нормальны. Оценки коэффициентов в модели для: ОТ – 1,39; ХС-ЛВП – 0,26 и адипонектина – 0,19. Документированы корреляционные взаимосвязи диаметра абдоминальной аорты (АА): прямая – с площадью ПЖТ L4–L5 (rs = 0,48; p = 0,0014), что не зависит от пола, и обратные – с уровнем гликированного гемоглобина (HbA1c) (rs = –0,40; p = 0,0359) и постпрандиальной гликемией (rs = –0,40; p = 0,0273). В сравнении с пациентами, имеющими нормальные значения диаметра АА (группа 1), у пациентов с расширенной АА (группа 2) не было значимых различий накопления ЖТ, но имел место более низкий уровень HbA1c и поспрандиальной гликемии, что определялось меньшим числом пациентов с сахарным диабетом типа 2.
Заключение. Установлены независимые детерминанты возрастания общего объема абдоминальной висцеральной ЖТ, которыми являются: увеличение окружности талии и сниженные значения содержания в крови адипонектина и ХС-ЛВП. Результаты исследования свидетельствуют о наличии взаимосвязи между процессами ремоделирования АА, накоплением подкожной абдоминальной ЖТ и нарушениями метаболизма глюкозы.

Об авторах

Н. И. Рюмшина
Научно-исследовательский институт (НИИ) кардиологии, Томский национальный исследовательский медицинский центр (НИМЦ) Российской академии наук
Россия

канд. мед. наук, науч. сотрудник, отделение рентгеновских и томографических методов диагностики

Россия, 634012, г. Томск, ул. Киевская, 111a



О. А. Кошельская
Научно-исследовательский институт (НИИ) кардиологии, Томский национальный исследовательский медицинский центр (НИМЦ) Российской академии наук
Россия

 д-р мед. наук, профессор, вед. науч. сотрудник, отделение атеросклероза и хронической ИБС

Россия, 634012, г. Томск, ул. Киевская, 111a



И. В. Кологривова
Научно-исследовательский институт (НИИ) кардиологии, Томский национальный исследовательский медицинский центр (НИМЦ) Российской академии наук
Россия

 канд. мед. наук, науч. сотрудник, отделение клинической лабораторной диагностики

Россия, 634012, г. Томск, ул. Киевская, 111a



О. А. Харитонова
Научно-исследовательский институт (НИИ) кардиологии, Томский национальный исследовательский медицинский центр (НИМЦ) Российской академии наук
Россия

 мл. науч. сотрудник, отделение атеросклероза и хронической ишемической болезни сердца 

Россия, 634012, г. Томск, ул. Киевская, 111a



К. А. Насекина
Сибирский государственный медицинский университет (СибГМУ)
Россия

 студентка

Россия, 634050, г. Томск, Московский тракт, 2 



В. Ю. Усов
Научно-исследовательский институт (НИИ) кардиологии, Томский национальный исследовательский медицинский центр (НИМЦ) Российской академии наук
Россия

 д-р мед. наук, профессор, руководитель отделения рентгеновских и томографических методов диагностики

Россия, 634012, г. Томск, ул. Киевская, 111a



Список литературы

1. Liu Z., Wu K.K.L., Jiang X., Xu A., Cheng K.K.Y. The role of adipose tissue senescence in obesity- and ageing-related metabolic disorders. Clin. Sci. (Lond.). 2020; 134 (2): 315–330. DOI: 10.1042/CS20190966.

2. Wajchenberg B.L. Subcutaneous and visceral adipose tissue: their relation to the metabolic syndrome. Endocr. Rev. 2000; 21 (6): 697–738. DOI: 10.1210/edrv.21.6.0415.

3. Freemantle N., Holmes J., Hockey A., Kumar S. How strong is the association between abdominal obesity and the incidence of type 2 diabetes? Int. J. Clin. Pract. 2008; 62 (9): 1391–1396. DOI: 10.1111/j.1742-1241.2008.01805.x.

4. Mandviwala T., Khalid U., Deswal A. Obesity and сardiovascular disease: a risk factor or a risk marker? Curr. Atheroscler. Rep. 2016;18 (5): 21. DOI: 10.1007/s11883-016-0575-4.

5. Lind L., Strand R., Kullberg J., Ahlström H. Cardiovascular-related proteins and the abdominal visceral to subcutaneous adipose tissue ratio. Nutrition, Metabolism & Cardiovascular Diseases. 2021; 31 (2): 532–539. DOI: 10.1016/j.numecd.2020.09.010.

6. Marzetti M., Brunton T., McCreight L., Pearson E., Docherty S., Gandy S.J. Quantitative MRI evaluation of whole abdomen adipose tissue volumes in healthy volunteers – validation of technique and implications for clinical studies. BJR. 2018; 91 (1087): 108720180025. DOI: 10.1259/bjr.20180025.

7. Klingensmith J.D., Elliott A.L., Givan A.H., Faszold Z.D., Mahan C.L., Doedtman A.M, Fernandez-Del-Valle M. Development and evaluation of a method for segmentation of cardiac, subcutaneous, and visceral adipose tissue from Dixon magnetic resonance images. J. Med. Imaging (Bellingham). 2019; 6 (1): 014004. DOI: 10.1117/1.JMI.6.1.014004.

8. Pescatori L.C., Savarino E., Mauri G., Silvestri E., Cariati M., Sardanelli F., Sconfienza L.M. Quantification of visceral adipose tissue by computed tomography and magnetic resonance imaging: reproducibility and accuracy. Radiol. Bras. 2019; 52 (1): 1–6. DOI: 10.1590/0100-3984.2017.0211.

9. Cronin O., Liu D., Bradshaw B., Iyer V., Buttner P., Cunningham M., Walker P.J., Golledge J. Visceral adiposity is not associated with abdominal aortic aneurysm presence and growth. Vascular Medicine. 2014; 19 (4): 272–280. DOI: 10.1177/1358863X14537883.

10. Golledge J., Clancy P., Jamrozik K., Norman P.E. Obesity, adipokines, and abdominal aortic aneurysm: Health in Men study. Circulation. 2007; 116 (20): 2275–2279. DOI: 10.1161/CIRCULATIONAHA.107.717926.

11. Erbel R., Aboyans V., Boileau C., Bossone E., Bartolomeo R.D., Eggebrecht H., Evangelista A., Falk V., Frank H., Gaemperli O., Grabenwöger M., Haverich A., Iung B., Manolis A.J., Meijboom F., Nienaber C.A., Roffi M., Rousseau H., Sechtem U., Sirnes P.A., Allmen R.S., Vrints C.J.; ESC Committee for Practice Guidelines. 2014 ESC Guidelines on the diagnosis and treatment of aortic diseases: Document covering acute and chronic aortic diseases of the thoracic and abdominal aorta of the adult. The Task Force for the Diagnosis and Treatment of Aortic Diseases of the European Society of Cardiology (ESC). Eur. Heart J. 2014; 35 (41): 2873–2926. DOI: 10.1093/eurheartj/ehu281.

12. Ахмеджанов Н.М., Бутрова С.А., Дедов И.И., Звенигородская Л.А., Кисляк О.А., Кошельская О.А., Кузнецова И.В., Кухарчук В.В., Литвин А.Ю., Медведева И.В., Мкртумян А.М., Мычка В.Б., Небиеридзе Д.В., Недогода С.В., Оганов В.Г., Огарков М.Ю., Перепеч Н.Б., Подзолков В.И., Сметник В.П., Сусеков А.В., Титов В.Н., Тюрина Т.В, Фурсов А.Н., Хирманов В.Н, Чазова И.Е., Чукаева И.И., Шестакова М.В., Шубина А.Т. Консенсус российских экспертов по проблеме метаболического синдрома в Российской Федерации: определение, диагностические критерии, первичная профилактика и лечение. Профилактическая медицина. 2010; 13 (5): 27–32.

13. Coolen B.F., Calcagno C., van Ooij P., Fayad Z.A., Strijkers G.J., Nederveen A.J. Vessel wall characterization using quantitative MRI: what’s in a number? MAGMA. 2018; 31 (1): 201–222. DOI: 10.1007/s10334-017-0644-x.

14. Neeland I.J., Ayers C.R., Rohatgi1 A.K., Turer A.T., Berry J.D., Das S.R., Vega G.L., Khera A., McGuire D.K., Grundy S.M., de Lemos J.A. Associations of visceral and abdominal subcutaneous adipose tissue with markers of cardiac and metabolic risk in obese adults. Obesity. 2013; 21 (9): E439–E447. DOI: 10.1002/oby.20135.

15. Груздева О.В., Бородкина Д.А., Дылева Ю.А., Кузьмина А.А., Белик Е.В., Брель Н.К., Каретникова В.Н., Кашталап В.В., Бычкова Е.Е., Барбараш О.Л. Взаимосвязь толщины эпикардиального жира и показателей адипофиброкинового профиля при инфаркте миокарда. Клиническая лабораторная диагностика. 2020; 65 (9): 533–540. DOI: 10.18821/0869-2084-2020-65-9-533-540.

16. Reneau J., Goldblatt M., Gould J., Kindel T., Kastenmeier A., Higgins R., Rengel L.R., Schoyer K., James R., Obi B., Moosreiner A., Nicholson K., Sahoo D., Kidambi S. Effect of adiposity on tissue-specific adiponectin secretion. PLoS One. 2018; 13 (6): e0198889. DOI: 10.1371/journal.pone.0198889.

17. Frederiksen L., Nielsen T.L., Wraae K., Hagen C., Frystyk J., Flyvbjerg A., Brixen K., Andersen M. Subcutaneous rather than visceral adipose tissue is associated with adiponectin levels and insulin resistance in young men. J. Clin. Endocrinol. Metab. 2009; 94 (10): 4010–4015. DOI: 10.1210/jc.2009-0980.

18. Беспалова И.Д., Рязанцева Н.В., Калюжин В.В., Дзюман А.Н., Осихов И.А., Медянцев Ю.А., Клиновицкий И.Ю., Мурашев Б.Ю., Афанасьева Д.С., Бычков В.А. Клинико-морфологические параллели при абдоминальном ожирении. Бюллетень Сибирского отделения Российской академии медицинских наук. 2014; 34 (4): 51–58.

19. Apoloni R.C., Zerati A.E., Wolosker N., Saes G.F., Wolosker M., Curado T., Puech-Leão P., De Luccia N. Analysis of the correlation between central obesity and abdominal aortic diseases. Ann. Vasc. Surg. 2019; 54: 176–184. DOI: 10.1016/j.avsg.2018.06.016.

20. Goldenberg L., Saliba W., Hayeq H., Hasadia R., Zeina A.R. The impact of abdominal fat on abdominal aorta calcification measured on non-enhanced CT. Medicine (Baltimore). 2018; 97 (49): e13233. DOI: 10.1097/MD.0000000000013233.

21. Muenkaew M., Boonyasirinant T., Krittayaphong R. Correlation between aortic stiffness and visceral fat determined by magnetic resonance imaging. J. Med. Assoc. Thai. 2012; 95 (2): S117–S126.

22. Sutton-Tyrrell K., Newman A., Simonsick E.M., Havlik R., Pahor M., Lakatta E., Spurgeon H., Vaitkevicius P. Aortic stiffness is associated with visceral adiposity in older adults enrolled in the study of health, aging, and body composition. Hypertension. 2001; 38 (3): 429–433. DOI: 10.1161/01.hyp.38.3.429.

23. Mzayek F., Wang L.E., Relyea G., Yu X., Terry J.G., Carr J., Hundley G.W., Hall M.E., Correa A. Impact of bdominal Obesity on Proximal and Distal Aorta Wall Thickness in African Americans: The Jackson Heart Study. Obesity (Silver Spring). 2019; 27 (9): 1527–1532. DOI: 10.1002/oby.22563.

24. Polat T.B, Urganci N., Caliskan K.C., Akyildiz B. Correlation of abdominal fat accumulation and stiffness of the abdominal aorta in obese children. J. Pediatr. Endocrinol. Metab. 2008; 21 (11): 1031–1040. DOI: 10.1515/jpem.2008.21.11.1031.

25. Efe D., Aygün F., Acar T., Yildiz M., Gemici K. Investigation of relation between visceral and subcutaneous abdominal fat volumes and calcified aortic plaques via multislice computed tomography. Vascular. 2015; 23 (4): 396–402. DOI: 10.1177/1708538114552012.

26. Reijrink M., de Boer S.A., Spoor D.S., Lefrandt J.D., Lambers Heerspink H.J., Boellaard R., Greuter M.J., Borra R.J.H., Hillebrands J.L., Slart R.H.J.A., Mulder D.J. Visceral adipose tissue volume is associated with premature atherosclerosis in early type 2 diabetes mellitus independent of traditional risk factors. Atherosclerosis. 2019; 290: 87–93. DOI: 10.1016/j.atherosclerosis.2019.09.016.

27. Wang H., Peng D.Q. New insights into the mechanism of low high-density lipoprotein cholesterol in obesity. Lipids Health Dis. 2011; 10: 176. DOI: 10.1186/1476-511X-10-176.

28. Yanai H., Yoshida H. Beneficial effects of adiponectin on glucose and lipid metabolism and atherosclerotic progression: mechanisms and perspectives. International Journal of Molecular Sciences. 2019; 20 (5): 1190. DOI: 10.3390/ijms20051190.

29. Dereziński T., Zozulińska-Ziółkiewicz D., Uruska A., Dąbrowski M. Abdominal aorta diameter as a novel marker of diabetes incidence risk in elderly women. Sci. Rep. 2020; 10 (1): 13734. DOI: 10.1038/s41598-020-70736-1.


Для цитирования:


Рюмшина Н.И., Кошельская О.А., Кологривова И.В., Харитонова О.А., Насекина К.А., Усов В.Ю. Магнитно-резонансная томографическая оценка абдоминальной жировой ткани и состояние брюшной аорты у пациентов с ишемической болезнью сердца: связь с нарушениями метаболизма. Бюллетень сибирской медицины. 2021;20(3):95-104. https://doi.org/10.20538/1682-0363-2021-3-95-104

For citation:


Ryumshina N.I., Koshelskaya O.A., Kologrivova I.V., Kharitonova O.A., Nasekina K.A., Ussov V.Yu. MRI assessment of the abdominal adipose tissue and the state of the abdominal aorta in patients with coronary artery disease: association with metabolic disorders. Bulletin of Siberian Medicine. 2021;20(3):95-104. https://doi.org/10.20538/1682-0363-2021-3-95-104

Просмотров: 145


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1682-0363 (Print)
ISSN 1819-3684 (Online)