Preview

Бюллетень сибирской медицины

Расширенный поиск
Том 14, № 1 (2015)
https://doi.org/10.20538/1682-0363-2015-14-1

ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ

5-11 269
Аннотация
Установлены особенности формирования уровня ориентировочно-исследовательского поведения (ОИП) неполовозрелых животных – мышей (CBAxC57Bl)F1, подвергшихся в процессе онтогенеза трехкратной трансплантации спленоцитов от взрослых сингенных животных с определенным уровнем поведенческой активности. Результаты исследования свидетельствуют об увеличении доли пассивных животных в группе реципиентов, получавших спленоциты от низкоактивных доноров, и об увеличении доли мышей со средним уровнем ОИП в группах реципиентов, получавших клетки от доноров с высоким уровнем ОИП и от контрольной группы неполовозрелого возраста. Выявлены ассоциации уровня поведенческой активности реципиентов со структурно-функциональными особенностями клеток доноров: относительное повышение уровня ОИП при переносе спленоцитов от доноров с активированным моноцитарно-макрофагальным и подавление ОИП – от доноров с активированным Т-клеточным звеном иммунной системы.
12-17 233
Аннотация
Приводятся результаты обследования 144 пациентов, в том числе 80 больных с розацеа без описторхоза (1-я группа) и 64 – с розацеа в сочетании с хроническим описторхозом (2-я группа). У обследуемых с розацеа и сопутствующим хроническим описторхозом выявлены тяжелые клинические варианты заболевания. Средние значения индекса шкалы диагностической оценки розацеа во 2-й группе существенно выше, чем у больных розацеа без описторхоза, что свидетельствует о более тяжелом течении болезни. Неудовлетворенность качеством жизни у больных розацеа в сочетании с хроническим описторхозом была достоверно выше, чем у пациентов с розацеа без описторхоза. Во 2-й группе выявлено преобладание клинически выраженных форм тревоги и депрессии по шкале HADS. Проведен сравнительный анализ клинической картины розацеа у пациентов с антигельминтной терапией и без дегельминтизации.
18-23 271
Аннотация

Цель исследования – определить частоту точечных мутаций гена DNMT3A при острых миелоидных лейкозах (ОМЛ) методом прямого автоматического секвенирования.
Материал и методы. Исследовали пробы костного мозга и периферической крови 34 больных ОМЛ в возрасте от 21 до 64 лет, проходивших лечение в Свердловском областном онкогематологическом центре (г. Екатеринбург) в период с 2012 по 2014 г., из них с морфологическим вариантом ОМЛ М0 – 3 пациента, М1 – 1, М2 – 12, М3 – 3, М4 – 10, М5 – 2, М6 – 1, М7 – 1 пациент, бластная плазмацитоидная дендритоклеточная опухоль обнаружена у одного больного. Выделение тотальной РНК из лейкозных клеток проводили методом сорбции на силикагелевом носителе либо методом лизиса клеток с последующим связыванием РНК из раствора с мембраной (силикой) в миницентрифужной колонке с последующей обратной транскрипцией. Участки кДНК, соответствующие экзонам 18–26 гена DNMT3A, амплифицировали методом полимеразной цепной реакции. Детекцию мутаций гена DNMT3A проводили методом прямого автоматического секвенирования с использованием генетического анализатора ABIPrism 310.
Результаты. Функционально значимые точечные мутации гена DNMT3A обнаруживались в 5,9% проб, во всех случаях – при ОМЛ, развившихся в исходе миелодиспластического синдрома, и были представлены несинонимичными нуклеотидными заменами. Частота детекции указанных мутаций при морфологических вариантах ОМЛ М2 и М4 без хромосомных аберраций и точечных мутаций гена ТР53 составляла 14,3%, что сопоставимо с данными многоцентровых международных исследований. Наряду с мутациями гена DNMT3A в указанных образцах определялись точечные мутации генов NPM1, KRAS, WT1. Во всех наблюдениях ОМЛ с мутациями гена DNMT3A ассоциировались с низкой эффективностью стандартной программной полихимиотерапии циторабином в сочетании с антрациклиновыми антибиотиками и неблагоприятным прогнозом.

24-31 369
Аннотация

Цель исследования – изучить возможности метода цифровой флюорографии органов грудной клетки в диагностике хронической обструктивной болезни легких (ХОБЛ) различных стадий.
Методом цифровой флюорографии органов грудной клетки обследовали 247 пациентов с клинически установленным диагнозом ХОБЛ I–III стадии. Средний возраст пациентов составил (55,3 ± 1,7) года (от 16 до 88 лет), объем форсированного выдоха за первую секунду (ОФВ1)– (59,17 ± 16,28) %. Показано, что у пациентов с ХОБЛ I стадии наиболее характерным рентгенологическим симптомом была эмфизема легких в верхних отделах (26 (48%) из 54 больных); средние значения инспираторной оптической плотности легких (ИОПЛ) варьировали от (703,48 ± 2,15) до (807,47 ± 5,61) единиц оптической плотности (ЕОП), экспираторной оптической плотности легких (ЭОПЛ) – от (786,05 ± 6,15) до (830,23 ± 4,71) ЕОП. У пациентов с ХОБЛ II стадии наиболее типичным рентгенологическим признаком было наличие симптома усиления и деформации легочного рисунка (95 (89%) из 107 больных); средние значения ИОПЛ составили от (646,20 ± 4,94) до (791,38 ± 2,81) ЕОП, ЭОПЛ – от (677,34 ± 9,91) до (813,91 ± 3,29) ЕОП. Для пациентов с ХОБЛ III стадии было характерно сочетание рентгенологического симптома усиления и деформации легочного рисунка (77 (90%) из 86 больных) с эмфиземой легких (51 (59%) из 86 больных); средние значения ИОПЛ находились в диапазоне от (765,93 ± 16,4) до (863,37 ± 15,83) ЕОП, ЭОПЛ – от (826,80 ± 11,64) до (881,37 ± 4,29) ЕОП. Таким образом, метод цифровой флюорографии органов грудной клетки, обладая низкой дозовой нагрузкой на пациента, позволяет выявлять характерные рентгенологические симптомы и определять стадию заболевания по показателям оптической плотности легких у лиц, страдающих ХОБЛ.

32-39 303
Аннотация

Целью данной работы являлось исследование клинических особенностей и факторов риска возникновения тардивной дискинезии (ТД) у пациентов, страдающих шизофренией и длительно принимающих антипсихотическую терапию.
Было обследовано 180 больных шизофренией в возрасте от 18 до 65 лет, проходивших лечение в психиатрических стационарах, с применением Шкалы позитивного и негативного синдромов (Positive and Negative Syndrome Scale – PANSS), Шкалы патологических непроизвольных движений (Abnormal Involuntary Movement Scale – AIMS), а также с использованием базисной карты формализованных социодемографических и клинико-динамических признаков, разработанной в НИИ психического здоровья (г. Томск). Достоверность статистических различий оценивалась с помощью U-критерия Манна–Уитни и χ2.
Средний возраст больных с ТД оказался достоверно выше, чем у пациентов без данного нарушения. Лица с ТД статистически значимо чаще являются холостыми в сравнении с остальными вариантами семейного положения. Тардивная дискинезия достоверно чаще встречалась у женщин, что позволяет рассматривать женский пол как фактор риска ее развития. У больных с ТД достоверно преобладала негативная симптоматика. Пациенты были сгруппированы по преобладанию симптомокомплексов на подгруппы: с орофациальной, тораколюмбальной и сочетанной тардивной дискинезией. Средний возраст пациентов с орофациальной дискинезией был достоверно выше, чем у больных без ТД. Уровень негативной симптоматики в подгруппе с орофациальной дискинезией оказался достоверно выше, чем у лиц без ТД. Средний возраст больных с тораколюмбальной дискинезией был достоверно выше, чем у пациентов без ТД. Средний возраст группы с сочетанной дискинезией был статистически значимо выше, чем у больных без ТД. Достоверно преобладали пациенты с продолжительностью шизофрении свыше 10 лет в группе сочетанной дискинезии. Такие характеристики, как уровень образования и социальный статус, возраст начала заболевания, преобладание позитивной симптоматики, длительность приема антипсихотиков, соматическое состояние, употребление психоактивных веществ, суицидальное и гетероагрессивное поведение, не вносят вклад в риск развития ТД при шизофрении и не являются протективными факторами.

40-50 330
Аннотация

Создание анастомозов между полыми органами брюшной полости, полостными образованиями забрюшинного пространства и тощей кишкой всегда ставит вопрос о предупреждении рефлюкса из тощей кишки в дренируемую полость пищевода, желудка, желчного пузыря, наружных печеночных протоков, кист печени и поджелудочной железы. После операции любой рефлюкс приобретает патологический характер. Рефлюкс – это облигатный предрак. Так, заброс желчи и панкреатических соков в желудок, культю желудка и пищевод способствует возникновению рефлюкс-эзофагитов, рефлюкс-гастритов, язв и рака желудка или его культи. После внутреннего дренирования полостного образования в тощую кишку развивается послеоперационная рефлюксная болезнь, которая обусловлена действиями хирурга, старавшегося искренне помочь пациенту. Это позволило дать таким состояниям определение «ятрогенная послеоперационная рефлюксная болезнь».
Целью данной работы стало разработать и внедрить в практику «заглушку» на приводящую петлю тощей кишки, не мигрирующую в просвет кишки, при внутреннем дренировании полых органов брюшной полости и полостных образований забрюшинного пространства и оценить клинические результаты.
В результате авторами разработан способ создания «заглушки» на петлю тощей кишки, которая используется для дренирования, проводятся исследования по ее безопасности, адекватности функционирования, общедоступности, анализируются клинические ситуации. Для дренирования полостного образования накладываем соустье между ним и петлей тощей кишки в 40–50 см от связки Трейтца. Формируем межкишечное соустье по Брауну, выше которого длина приводящего к дренируемому образованию участка тощей кишки составляет около10 см, в середине которого накладываем «заглушку». Длина отводящего от дренируемого образования участка тонкой кишки до межкишечного брауновского анастомоза составляет около30 см.
Для формирования «заглушки» используем свободный участок большого сальника, через который путем вкола-выкола проводим лигатуру из нерассасывающегося материала полипропилена. Разработанный способ формирования «заглушки» не вызывает резких ишемических изменений в зоне операции с последующим некрозом стенки кишки и миграцией «заглушки» в просвет кишки, а его эффективность доказана с помощью клинических наблюдений, исследований микроциркуляции, результатами водной пробы и рентгенологического исследования. Способ создания «заглушки» перспективен при внутреннем дренировании полостных образований брюшной полости и забрюшинного пространства, для формирования арефлюксной питательной еюностомы.

51-59 227
Аннотация

Введение. Анализ результатов хирургического лечения сколиотических деформаций позвоночника у активно растущих детей позволяет выбрать оптимальный метод лечения. Стабилизация позвоночника является быть оптимальным вариантом, так как может привести к ограничению его дальнейшего роста и развитию синдрома торакальной недостаточности. На решение этой задачи в последнее время ориентировано несколько методик, имеющих свои достоинства и недостатки.
Цель исследования – проанализировать результаты хирургического лечения инфантильных и ювенильных сколиозов с использованием различного инструментария.
Материал и методы. В период с 1998 по2014 г. оперировано 127 детей (64 девочки и 63 мальчика) с инфантильными и ювенильными деформациями позвоночника различной этиологии. Операции проводились по двум методикам: первая группа (65 больных) – по методике VEPTR (Vertical Expandable Prosthetic Titanium Rib, США), вторая (42 больных) – с использованием дорсального сегментарного инструментария. Средний возраст начала лечения составил (4,5 ± 2,1) года (I группа), (7,6 ± 2,4) года (II группа). Сроки послеоперационного наблюдения составили (5,6 ± 1,1) года (от 6 мес до 12 лет).
Результаты. В группе I средняя величина основной сколиотической дуги перед началом лечения составляла (74,7 ± 22,9)°, противоискривления – (42,8 ± 16)°, грудного кифоза – (46,3±27,4)°, поясничного лордоза – (54,6 ± 14)°. Величина основной сколиотической дуги после операции составляла (51,0 ± 20,0)° (коррекция 31,7%), противоискривления – (31,8 ± 12,8)° (коррекция 25,7%), кифоза – (36,8 ± 20,8)° (коррекция 20,5%), лордоза – (45,4 ± 12,7)° (коррекция 16,9%) (p < 0,05). В конце срока наблюдения величина основной сколиотической дуги составила (56,5 ± 18,5)°, противоискривления – (32,4 ± 18,4)°, кифоза – (41,8 ± 21,0)°, лордоза – (48,2 ± 11,7)° (p < 0,05). При использовании инструментария VEPTR отмечено увеличение отношения пространств доступных для легких в сравнении с исходным – (84,5 ± 8,7), послеоперационным – (94,8 ± 6,7) и значением в конце срока наблюдения – (98,6 ± 5,4) (p < 0,05). У 11 пациентов отмечена нестабильность захватов инструментария, 1 случай нагноения. Во II группе средняя величина основной сколиотической дуги перед началом лечения составляла (87,6 ± 6,6)°, противоискривления – (47,8 ± 4,6)°, грудного кифоза – (61,4 ± 10,4)°, поясничного лордоза – (61,8 ± 4,9)°. Величина основной сколиотической дуги после операции составляла (50,6 ± 5,3)° (коррекция 42,3%), противоискривления – (24,1 ± 2,9)° (коррекция 49,6%), кифоза – (38,8 ± 7,7)° (коррекция 36,8%), лордоза – (47,5 ± 4,1)° (коррекция 23,2%) (p < 0,05). В конце срока наблюдения величина основной сколиотической дуги составила (66,1 ± 6,3)°, противоискривления – (37,0 ± 5,4)°, кифоза – (59,4 ± 11,2)°, лордоза – (64,5 ± 4,5)° (p < 0,05). У 23 пациентов отмечена нестабильность захватов инструментария, 1 случай нагноения. Неврологических осложнений не отмечено.
Вывод. При хирургическом лечении инфантильных и ювенильных сколиозов методом выбора являются этапные коррекции с использованием различного инструментария.

66-72 184
Аннотация

Цель исследования – установить взаимосвязь между экспрессией мРНК белка теплового шока 27, убиквитина и реализацией апоптоза в опухолевых клетках линии Jurkat.
Методом проточной цитофлюориметрии проводили оценку реализации апоптоза с использованием FITS-меченного аннексина V и пропидия иодида, количества активных форм кислорода, спектро¬флюориметрическим методом регистрировали активность каспазы-3. Содержание гидроксильного радикала определяли спектрофотометрическим методом. Уровень экспрессии мРНК убиквитина и белка теплового шока 27 – с помощью полимеразной цепной реакции в реальном времени. Материалом для исследования служили интактные опухолевые клетки линии Jurkat и лимфоциты крови здоровых доноров.
В результате проведенного исследования установлено, что снижение количества аннексин-положительных клеток и активности каспазы-3 сопровождалось увеличением содержания гидроксильного радикала и активных форм кислорода на фоне усиления экспрессии мРНК белка теплового шока 27 и убиквитина в опухолевых клетках линии Jurkat.

73-80 222
Аннотация

Цель исследования – определить эндогенные и экзогенные факторы, влияющие на темпы консолидации при накостном остеосинтезе имплантатами с различными типами покрытий. На основании выделенных характеристик предложить оптимальные условия применения биоактивных конструкций.
Материал и методы. Работа основана на анализе оперативного лечения 1265 больных с переломами бедра, большеберцовой кости и плеча. Учитывали влияние возраста, гендерных различий, сроков выполнения операции, качества репозиции, сопутствующей патологии, локализации и тяжести перелома, покрытия имплантата на нарушение костной репарации.
Результаты. Получена консолидация при использовании биоактивных пластин у 99,3% больных. Хорошо выполненная репозиция в 4,5 раза уменьшала количество случаев замедленной консолидации. Основной причиной замедленного сращения перелома у больных в возрасте старше 60 лет являлся остеопороз. У мужчин младше 40 лет по сравнению с женщинами того же возраста чаще наблюдалось замедленное формирование костной мозоли, что связано с наличием у них многооскольчатых переломов. Наиболее часто отмечалось замедленное сращение у больных с переломом костей голени, что в первую очередь связано с распространенностью повреждений этого сегмента. Основной механизм позитивного действия биоактивных пластин можно объяснить особенностями микроархитектоники покрытия, приближенной к физиологическому строению кости, повышением концентрации остеогенных клеток вокруг имплантата и стимуляцией их функции. Применение биоактивных пластин наиболее целесообразно при остеопорозе, повреждениях типа С, ложных суставах, повторных операциях при миграции и переломе металлоконструкции, при множественных и сочетанных травмах.

81-91 290
Аннотация

Российская медицинская академия последипломного образования, Москва
В мировой и отечественной тиреоидологии практически отсутствуют исследования, результаты которых могли бы пролить свет на механизм взаимосвязи показателей системного иммунитета и органо¬специфического аутоиммунного поражения железы при различных аутоиммунных тиреопатиях, детерминирующих разнообразные клинические паттерны их течения (возраст дебюта, риск развития и выраженность дистиреоза, риск рецидивирования или спонтанной ремиссии заболевания и т.д.).
Цель исследования – установить иммунологические и морфологические предикторы клинического течения и функциональных исходов болезни Грейвса (БГ).
Материал и методы. Обследовано 45 пациентов с БГ (14 мужчин и 31 женщина) в возрасте 18–55 лет (средний возраст – 47,0 (35,0–53,0)) года, удовлетворяющих следующим критериям: верифицированный диагноз БГ, проживание в Томской области и г. Томске не менее 10 лет, согласие пациента на исследование. Контрольная группа включала 30 человек (средний возраст – (45,3 ± 5,6) года) и была сопоставима по полу и возрасту с группами пациентов с БГ. Исследование включало: определение стандартного для БГ гормонального и серологического профиля (св. Т4, св. Т3, ТТГ, АТ-ТПО, АТ-рТТГ), культивирование мононуклеарных лейкоцитов в полной культуральной среде в течение 24 ч с последующим определением концентраций интерлейкинов (IL-2, IL-4, TNF-α) в супернатантах клеточных культур посредством твердофазного иммуноферментного анализа, определение количества клеток крови, несущих мембранно-связанные рецепторы к IL-2, IL-4, TNF-α методом проточной лазерной цитометрии на цитометре BD FACS CantotmΙΙ (США) с использованием меченых моноклональных антител, стандартное гистологическое исследование постоперационных образцов ткани щитовидной железы (ЩЖ) и иммуногистохимическую детекцию в образцах ткани ЩЖ рецепторов к IL-2, IL-4, TNF-α.
Результаты. Исходя из полученных результатов, можно выделить два клинико-иммунологических и морфологических кластера синдрома аутоиммунного гипертиреоза у больных с клиническим диагнозом БГ: первый включает формирование 1-го и 2-го гистологических вариантов БГ (минимально выраженная моноцитарная инфильтрация, отсутствие онкоцитарной трансформации эпителия) с определенными клиническими характеристиками (стойкий и выраженный характер гипертиреоза, большие размеры зоба, больший титр АТ-рТТГ и меньший АТ-ТПО, диффузный характер поражения), второй – представлен 3-м гистологическим вариантом с онкоцитарной перестройкой фолликулярного эпителия, выраженной моноцитарно/макрофагальной инфильтрацией с экспрессией TNF-R1 и клиническими паттернами (более старшая возрастная группа пациентов, меньшие размеры зоба, появление «псевдоузлов» при ультразвуковом исследовании, отражающих наличие лимфоидных фолликулов-инфильтратов, более мягкое течение тиреотоксикоза). Вероятно, что 2-й кластер представляет собой сочетание «классической БГ» с аутоиммунным тиреоидитом, тем не менее комплексный анализ клинических и лабораторно-инструментальных показателей позволяет классифицировать таких больных как пациентов с БГ.
Заключение. Данный подход, объединяющий исследование показателей системного и локального органоспецифического аутоиммунного воспаления, является перспективным с точки зрения освещения отдельных звеньев иммунопатогенеза аутоиммунных тиреопатий, приближающим исследователей к разработке иммуноинтервенционных терапевтических технологий.

92-101 232
Аннотация
С целью сравнительного анализа морфофункциональных изменений печени, возникающих на ранние сроки после атипичной резекции печени с последующим гемостазом «холодной плазмой» и наложением гемостатических швов, выполнен эксперимент на 45 лабораторных крысах-самцах. Выделено три группы исследования: 5 интактных животных (контроль) и по 5 животных в группе после атипичной резекции печени и наложения гемостатических швов и в группе после атипичной резекции печени и коагуляции «холодной плазмой». Взятие материала для исследования производилось на 3-и, 7-е, 14-е, 30-е сут после оперативного вмешательства. Оперативное вмешательство – резекция левой доли печени, наложение гемостатических швов либо коагуляция холодной плазмой. Выполняли биохимический контроль крови (глюкоза, АЛТ, АСТ, тимоловая проба, билирубин общий и прямой, щелочная фосфатаза, общий белок, мочевина, α-амилаза, С-реактивный белок, фибриноген, АЧТВ, протромбиновое время, МНО), а также оценивали морфологические и морфометрические параметры в биоптатах печени. Анализ биохимических маркеров крови выявил увеличение в экспериментальных группах относительно группы контроля на ранних сроках таких показателей, как АСТ, α-амилаза, щелочная фосфатаза, фибриноген, тимоловая проба. К 30-м сут сохраняется незначительное повышение уровня α-амилазы, при этом в группе коагуляции плазмой этот показатель ниже, чем в группе наложения гемостатических швов. Морфологический анализ печени показал, что удельный объем гепатоцитов с признаками дистрофии, с некротическими изменениями, объемная плотность соединительной ткани (мм3/мм3), а также плотность клеточного инфильтрата в 1 мм2 в обеих экспериментальных группах на 7-е, 14-е сут увеличиваются, а затем постепенно снижаются к 30-м сут. Удельный объем двуядерных гепатоцитов (мм3/мм3) в опытной группе на ранние сроки снижается, а к 30-м сут, напротив увеличивается. При этом деструктивные и воспалительные изменения, обнаруженные в печени экспериментальных животных на всех сроках исследования, при воздействии «холодной плазмой» более низкие, чем в группе наложения гемостатических швов. Установлено, что повреждающее воздействие на печеночные клетки, вызываемое «холодной плазмой» при остановке кровотечений из печени, значительно ниже, чем эффекты, формирующиеся при наложении гемостатических швов.

ОБЗОРЫ И ЛЕКЦИИ

102-109 278
Аннотация
В последнее десятилетие в мире значительно выросла частота применения эндопротезирования при лечении лиц, страдающих ишемической болезнью сердца (ИБС). Коронарная ангиопластика со стентированием значительно расширила возможности и повысила эффективность лечения ИБС. Тем не менее важным фактором, ограничивающим эффективность эндоваскулярного лечения, остается развитие рестенозастентированного участка. В статье представлен обзор наиболее изученных полиморфизмов генов системы гемостаза, системы воспаления, ренин-ангиотензиновой системы, эндотелиальной синтазы оксида азота, которые могут играть ключевую роль в развитии рестеноза в стенте. Исследования в этом направлении являются существенными и могут помочь в понимании механизмов и стратификации риска развития рестеноза после ангиопластики.
110-119 249
Аннотация

Ювенильный идиопатический артрит (ЮИА) относится к группе социально-значимых заболеваний детского возраста в силу высокой распространенности, хронического характера, а также ранней инвалидизации. ЮИА представляет собой совокупность болезней, которые имеют различное начало, течение и исход, а также различную этиологию, что подчеркивает трудности диагностики процесса у детей. Заболевание носит прогрессирующий характер, приводит к утрате функции опорно-двигательного аппарата, тяжелой инвалидизации в раннем возрасте и, следовательно, нуждается в ранней диагностике и назначении адекватной терапии.
Значительная роль в выявлении патологии костно-суставной системы принадлежит лучевым методам исследования, а рутинная рентгенография продолжает оставаться наиболее широко используемой методикой, включенной в классификационные критерии большинства ревматологических заболеваний. Однако общеизвестно, что вторичным структурным изменениям в костях предшествует рентгенонегативный период, в связи с чем рентгенографию нельзя рассматривать в качестве метода ранней диагностики при суставном синдроме. Магнитно-резонансная томография (МРТ) обладает бόльшими возможностями в оценке состояния суставов, так как помимо визуализации костной ткани позволяет количественно и качественно оценить изменения синовиальной оболочки, суставного хряща, а также наличие и степень выраженности воспалительных изменений в периартикулярных мягких тканях и в костной ткани. Данные, полученные при МРТ, могут быть использованы для диагностики, прогнозирования и мониторинга ответа на проводимую терапию, в том числе на ранней стадии заболевания. Тем не менее, несмотря на очевидные возможности МРТ, данная методика недостаточно широко применяется, в том числе и из-за отсутствия четких диагностических критериев заболевания, отсутствия централизованных валидированных исследований, стандартизованных протоколов проведения МРТ-исследований детей с суставным синдромом. Таким образом, является обоснованным проведение исследований, направленных на решение ряда клинико-диагностических аспектов при ЮИА, в частности разработку балльной системы оценки тяжести и прогрессирования заболевания.

МЕТОДОЛОГИЧЕКИЙ СЕМИНАР

120-125 230
Аннотация

Частью системы образования, поддержанной Болонской декларацией университетов Европы, является рейтинговая система контроля знаний и навыков студентов. Оптимальна такая ее реализация, которая совмещает объективность и индивидуальный подход к оценке. Цель исследования – рассмотрение возможностей рейтинговой системы контроля в обучении студентов медицинских специальностей и особенностей ее индивидуальной настройки с помощью обучающей среды Moodle.
Система управления содержимым сайта Moodle имеет достаточное количество элементов, которые могут быть оценены, и позволяет автоматизировать подведение итогов учебного курса. Через соотношение интервалов оценок разных элементов курса осуществляется первый уровень настройки системы рейтинга. Второй уровень настройки заключается в разных весовых коэффициентах для разных заданий. Способ расчета итоговой величины индивидуального рейтинга студента является третьим уровнем настройки. В статье приведен пример рейтинговой системы курса медицинской информатики для студентов специальностей «лечебное дело» и «педиатрия». Обсуждаются организационный, технологический и финансовый аспекты внедрения рейтинговой системы в образовательный процесс медицинского университета.

126-134 436
Аннотация

В статье представлены социально-психологические показатели стрессоустойчивости, копинг-механизмов, ригидности и психологического компонента гестационной доминанты (ПКГД) как факторы риска, предрасполагающие к девиациям в контексте готовности к материнству; обозначены психологические особенности беременных женщин из основной группы.
Материал и методы. Исследование проводилось на базе акушерской клиники Сибирского государственного медицинского университета (г. Томск), женской консультации родильного дома № 4 и Центра медицинской профилактики (Кабинет кризисной беременности). В исследовании приняли участие 52 женщины в возрасте от 18 до 44 лет на разных сроках беременности – от 5 до 39 нед. Методический аппарат состоял из структурированного интервью, анкеты «Медико-социальные данные беременной женщины», методики определения стрессоустойчивости и социальной адаптации Холмса и Раге (1967), опросника способов совладания Р. Лазаруса и С. Фолкман (WCQ, 1988), Томского опросника ригидности Г.В. Залевского (ТОРЗ, 1987), теста отношений беременной И.В. Добрякова (ТОБ, 1996). Обработка данных осуществлялась с помощью статистических методов: коэффициента ранговой корреляции Спирмена, непараметрического U-критерия Манна–Уитни и Н-критерия Крускала–Уоллиса, а также углового преобразования Фишера φ*.
Результаты. Существенными психологическими факторами, которые могут оказывать влияние на становление готовности к материнству среди женщин из основной группы можно считать незапланированную беременность (65%), а также ее нежелательность (35%).
Исследования стрессоустойчивости выявили у беременных женщин из основной группы низкую степень стрессовой нагрузки (88%), лишь 12% женщин имели высокую степень. У большинства пациенток из группы сравнения отмечена обратная ситуация: 64% имеют высокую степень стрессовой нагрузки, это говорит о том, что наличие ранее состояния невынашивания беременности является для данной группы стрессовым фактором.
На формирование готовности к материнству влияет не только наличие стрессовых ситуаций, но и то как женщина их преодолевает. При помощи U-критерия Манна–Уитни были выявлены статистически значимые различия между основной группой и группой сравнения в использовании следующих копинг-стратегий: самоконтроль (p ≤ 0,0014), поиск социальной поддержки (p ≤ 0,0015), принятие ответственности (p ≤ 0,04) и планирование решения проблем (p ≤ 0,00016). Данные различия рассматриваются как один из факторов риска развития девиантного материнства у пациенток основной группы.
В отличие от группы сравнения, где 62% беременных имели оптимальный тип ПКГД, в основной группе этот тип ПКГД наблюдался только у 38% респонденток, что указывает на риск развития девиаций в структуре психологической готовности.
Заключение. Такие факторы риска, как социальное неблагополучие, планируемый отказ от ребенка, склонность к ригидному поведению, неэффективное использование копинг-стратегий и низкий уровень оптимального типа психологического компонента гестационной доминанты, свидетельствуют о возможной психологической неготовности к предстоящему событию стать матерью и, как следствие, могут привести к развитию девиантного материнства.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1682-0363 (Print)
ISSN 1819-3684 (Online)